Современный Курский трамвай

Голосования

В каком направлении развивать "Курский трамвай"?
 
Путь: Главная arrow Газетные публикации о курском трамва arrow Газета «МОЛОДАЯ ГВАРДИЯ», 20 февраля 1982 года Твой молодой современник
Газета «МОЛОДАЯ ГВАРДИЯ», 20 февраля 1982 года Твой молодой современник Версия для печати
Рейтинг: / 0
ХудшаяЛучшая 

«МОЛОДАЯ ГВАРДИЯ», 20 февраля 1982 года.

 

Твой молодой современник

ПРОФЕССИЯ ИЗ ДЕТСТВА

 

Это была самая короткая командировка в моей журналистской практике. В об­ластном комитете защиты мира одним из постоянных вкладчиков в Советский фонд мира назвали моло­дого водителя трамвая Ва­лерия Баженова. В трамвайно - троллейбусном управ­лении я узнал график его работы, в назначенный час вышел на остановку прямо напротив редакции и, зави­дев вагон с нужным номером, постучался в стеклян­ную дверь...

Пусть простят меня ре­визоры из службы безопасности движения, иначе им пришлось бы отобрать все три цветные вкладыша в книжке водителя: за нарушение сразу нескольких незыблемых правил. Перво-наперво впустил в кабину постороннего. Тот отвлекал его досужими во­просами. Баженов же на них подробно отвечал и рассказал много такого, что наверняка будет инте­ресно узнать тысячам дру­гих горожан, которые по несколько раз на день пользуются трамваем.

 

 

«МНОГОУВАЖАЕМЫЙ ВАГОНОУВАЖАТЫЙ»

— А так ли уважаема профессия водителя трам­вая? спросил я Баженова. — Говорят, на белом свете насчитывается тридцать тысяч различных профессий. В современной иерархии престижных специальностей твоя вряд ли войдет в первую десятку...

— Судя по тому, что во­дителей трамваев не хвата­ет, это так. Но, в конце концов, всякое сравнение хромает: шофер когда-то был в таком же почёте, как позже — летчики, а нынче — космонавты. Помню, на курсах в Се­верном депо всегда стара­лись урвать друг у друга лишнее время практики. А инструктор осаживал: «Угомонитесь вы, еще на­доест!» Так вот, за все вре­мя работы — без малого три года — я ни разу не вы­шел на смену без настрое­ния. Не надоело. Потому что нравится мне эта ра­бота, моя специальность.

- А не случалось слышать: «Не мужское это де­ло: по накатанным рельсам кататься. Вот БелАЗ с ру­дой водить — это да!»

— Приходилось, и не раз. Что могу сказать: в наших депо на каждые сто водителей — лишь один представитель сильного по­ла. А между тем эта, с виду легкая профессия, тре­бует недюжинной силы и выносливости, ведь работаем с утра и до глубокой ночи. И что греха таить, мы в более выгодном положении, чем наши милые жен­щины. На них хозяйство, семьи, дети. Впрочем, все могут уставать... На этот случай предусмотрена в кабине рядом с тормозом педаль безопасности. Отрегулирована она так, что стоит водителю уснуть или, скажем, потерять сознание, как трамвай останавливается.

С этими словами водитель лишь чуть-чуть ослабил ногу на педали — и тут же мы словно упёрлись в невидимую стену. Завизжали тормозные колодки, заскрежетали колёса по рельсам, и трамвай встал, как вкопанный. Дело было на пустынном пе­регоне к «Химволокно», в салонах — ни души, поэ­тому — никто не пострадал.

— Спасибо, — сказал Я, потирая шишку на лбу. — Очень доходчиво.

— ...Что же касается пер­вой чести вопроса, - перешёл Баженов на серьез­ный лад, — то не так уж рельсы гладки...

 

УХАБЫ НА РЕЛЬСАХ

— Как ты думаешь, с какой средней скоростью мы водим наши «экспрессы»? — продолжал он.

— Ну, ...километров трид­цать, — наугад брякнул я, припомнив, как томитель­но медленно тянется порой трамвай. Особенно когда спешишь.

— Тринадцать! А кое-где вообще ползем, как черепахи. Например, спуск от Южной автостанции до вашей редакции положено преодолевать за девять ми­нут, делая по пути две ос­тановки. Добро, когда ско­рость ограничивается из соображений безопасности, но иногда спотыкаешься на ровном месте или, того ху­же, свои же коллеги начи­нают палки в колеса встав­лять...

- ?

— Поясню. Это только в геометрии Евклида парал­лельные нигде не пересе­каются. В жизни же встре­чаются. Те же трамвайные рельсы. На перекрестках. Там, где стоят трамвайные стрелки. Наверное, не раз наблю­дали картину: на полном ходу трамвай тормозит у развилки, выскакивает води­тель с ломиком и двигает стрелку в нужную сторону. А между тем в современ­ном трамвае, нажимая кнопку, можно переводить стрелку прямо из кабины. Не простую, конечно, авто­матическую. У нас недавно оборудовали две. Только ни одна не работает. По моим же подсчетам, на город надо пять-шесть авто­матических стрелок. Мы же по-прежнему двигаем их вручную. Медленно, неудобно, опасно. Сколько раз из-за этого трамваи пересчитывали шпалы!

— Что же, стрелочник виноват в том, что часто тормозит трамвай!

— Не только. Ещё — трамвайные абонементы.

 

АБОНЕМЕНТНЫЕ МОМЕН­ТЫ

...Да, да, те самые про­компостированные свиде­тельства честности пасса­жиров. В автобусах и трол­лейбусах водители давно уже их не продают. Мотивы: за те несколько секунд, что водитель занимается продажей, транспорт по сути дела неуправляем. У нас же, посчитали, руки свободны, значит, можно оставить, хотя в управлении лежит письмо за подписью 180 человек с просьбой: ос­вободите, ради бога, от этой нагрузки, — иначе не назовешь. План продажи абонементов — составная часть итога месячной рабо­ты водителя. Перевыполнение поощряется, невыполне­ние бьет по карману. Дело доходит до того, что в кон­це месяца, чтобы выполнить план и получить премию, некоторые берут про запас десятки пачек и вместо вы­ручки сдают в кассу соб­ственные деньги. Потом распродают их, а выручку кладут в карман. Водители остаются при своих инте­ресах, проигрывает только государство. А сколько из-за этих треклятых бумажек возникает ссор и конфлик­тов! Вот, кстати, смотри...

Мы спускались по улице Дзержинского к централь­ному рынку. Наперерез на всех парах нёсся другой трамвай и, несмотря на от­чаянные звонки Баженова («сбиваюсь с графика!»), до­роги нам не уступил. Пер­вым подскочил к многолюдной остановке и «тянул», как говорят трамвайщики, всю дальнейшую дорогу. Мы же плелись сзади, пас­сажиров было мало, абонементы шли плохо... Что поделаешь: на трамвае не обгонишь, — рельсы в два ряда, не то, что

 

МОРСКИЕ МЕДЛЕННЫЕ ВОЛНЫ...

В разговоре Баженова то и дело всплывали морские словечки и термины. Я не преминул поинтересоваться: откуда?

— О людях, которые нашли свое призвание, говорят, что они мечтали об этой профессии с детства. Я же, кажется, с пеленок мечтал... о море. И добился-таки сво­его: окончил Одесскую мо­реходку, ходил рулевым на пассажирском судне Мур­манского пароходства. А потом - списали на берег... Можно было бы переучить­ся на механика, но я, как хороший моряк, мечтал, в конце концов, стать капита­ном, а из трюма на мостик не выбраться. Так в расцве­те сил оказался не мели, без сухопутной специаль­ности...

Помогло юношеское увлечение: стал работать в многотиражной газете фотографом. А однажды уви­дел объявление и вот… стал трамвайным капита­ном! — с неуловимой го­речью скаламбурил он.

— Странная ирония судь­бы: жили мы раньше рядом с депо, и пацанами, помню, часто играли в вагоновожатых. Так что корни привязанности к трамваю все-та­ки в детстве. Нравится мне эта работа: все время раз­ные дороги, люди. У неё есть, например, свой Звезд­ный маршрут: 108 минут за­нимает поездка туда и об­ратно. Гагарин за это время уже земной шар облетел. Очень интересно наблю­дать за просыпающимся или вечерним Курском. По опыту даже могу сказать; что идет вечером по теле­визору: когда недавно по­казывали «Семнадцать мгно­вений весны», город слов­но вымирал, все следили за хитроумными комбинаци­ями Штирлица. Только мы, водители, не всегда смотрим фильмы: жесткий, скользящий гра­фик работы, выходные дни среди недели. Но отдыхать привыкли активно. Я, напри­мер, не оставляю увлечений фотографией и велоспортом. Третье лето подряд участвую в самодеятельных велопробегах. В 1979 году: Курск — Москва. В олимпийский год от пограничного селения Леушаны до 1980 километра, что в Туль­ской области. Наконец, прошлым летом проехали всю трассу Олимпийского огня. Сейчас планируем махнуть в Таллинн. Жаль только, что в этих пробегах от нашей области участвовал только я. Осталь­ные ребята из Орла и Ту­лы. Наш же спорткомитет инициативу не поддерживает. И это в Курске, на ро­дине олимпийского чемпи­она Чаплыгина!

 

ОТСТУПЛЕНИЕ АВТОРА

Как же так? — спросит озадаченный читатель, — все о нём да о нём, о проблемах городского транспорта и спорта... А когда же по теме разговор? А это и есть наша тема - рассказать об одном человеке из целой когорты постоянно помогающих делу мира на земле. Вы уже поняли, что Валерий Баженов — человек неравнодушный, любящий везде и во всем порядок и справедливость. Теперь легче объяснить, по­чему три года назад он пришёл к мысли: каждый ме­сяц отчислять из своей зар­платы по десять рублей в Советский фонд мира.

Началось все с небольшой заметки в областной газете, где рассказывалось о бедственном положении де­тей в одной из слаборазви­тых стран. У Баженова не­давно родилась дочь и, как это сейчас принято, он за­страховал её до совершеннолетия. Тогда и решил: «Для моей дочурки - это просто богатый подарок, а её сверстница за рубежом проживёт это время без игрушек, книг. Если прожи­вёт вообще... От меня не убудет, а кому-то помогу...» Друзья-товарищи подумали: «Блажит Баженов!». Но тот принёс целую кипу литературы, рассказал о целях и задачах фонда, стал председателем первичной организаций комитета защиты мира — и зауважа­ли его ещё больше. Когда недавно в трамвайно - троллейбусном управлении решили собирать средства в Фонд мира — откликнулись все. Но этого мало, считает Баженов. Хорошо бы хоть раз в году, например, 1 июня, в День защиты детей, всем курянам отработать смену безвозмездно. Как вы думаете?

 

ЗВЕЗДНЫЙ ЧАС

Час пик. Суета, нервозность, спешка… Надо сказать: во время нашей беседы Валерий не забывал объявить останов­ки, предупредить об осторожности на улице.

Говорят, на привокзаль­ном маршруте он даже под­робно рассказывает о всех достопримечательностях го­рода. Все верно: если театр начинается с вешалки, то город, наверное, с трамвая. И ни разу не припомнил на­бившую оскомину фразу о неизбежной расплате за безбилетный проезд... Зато сей­час каждое объявление на остановке он заканчивал словами:

— Хорошего вам отдыха, товарищи!

И уставшие после работы, озабоченные люди распрям­ляли плечи, разглаживали лица улыбками. В кабину заглянул седой мужчина.

— И тебе счастливого пути, сынок!

В. ПИЩУЯИН.

 
< Пред.   След. >
   Курский Музей Городского Электрического Транспорта   Рейтинг@Mail.ru
Музей Курского городского электрического транспорта - трамвая и троллейбуса © 2008 - 2017
Дизайн и поддержка: СЕО  E-mail: trammuzeumkursk@mail.ru V: 0.076843